Биография
Яременко Сергей Александрович родился 22 ноября 1948 года в г. Кривой Рог. Окончил Киевский государственный университет им. Т.Г.Шевченко. Карьера: В 1978 году экономист, заместитель управляющего отделением... Читать >>>
Яременко Сергей Александрович
экс-директор департамента валютного регулирования НБУ
   15.10.2014

Вызов дня: как государству минимизировать потери от ухода с рынка «проблемных» банков и сохранить ресурсы ФГВ?

Вызов дня: как государству минимизировать потери от ухода с рынка «проблемных» банков и сохранить ресурсы ФГВ?

Во вторник, 14 октября, в 11.30 в пресс-центре Информационного агентства «Украинские Новости» начался круглый стол на тему: «Вызов дня: как государству минимизировать потери от ухода с рынка «проблемных» банков и сохранить ресурсы ФГВ?»

В ходе круглого стола экономисты, финансовые эксперты и банкиры обсуждают следующие вопросы:

• На прошлой неделе ВРУ провалила законодательное оформление схемы по выделению Фонду гарантирования вкладов физлиц 10 миллиардов гривен, необходимых для выполнения обязательств перед вкладчиками. Ставит ли это выплаты под угрозу?

• Хватит ли у ФГВ средств для выполнения обязательств перед вкладчиками?

• Какое количество «проблемных» банков ФГВ в состоянии «проглотить» в нынешних условиях?

• Справедливо ли перекладывать финансирование ФГВ на налогоплательщиков, тогда как ответственность не несут собственники банков? Стоит ли увеличивать отчисления в ФГВ со стороны банков в условиях финансового кризиса?

• Какие риски несет схема выпуска и монетизации Фондом правительственных ОВГЗ для экономики страны?

• Гарантии бизнеса: целесообразно ли государству защищать вклады юрлиц и более состоятельных вкладчиков в условиях появления все большего количества «проблемных» банков?

• Реформа ФГВ: какие инициативы необходимо реализовать для того, чтобы вкладчики ощущали себя защищенными, а система соответствовала мировым стандартам?

В круглом столе принимают участие:

• Василий Горбаль, экс-член Совета НБУ;

• Сергей Яременко, экс-зампред НБУ;

• Анатолий Гулей, председатель правления Украинской межбанковской валютной биржи;

• Владислав Старинец, экономист;

• Олег Филинюк, руководитель Инициативной группы вкладчиков банка «Форум»;

• Ростислав Кравец, адвокат;

• Андрей Новак, председатель Комитета экономистов Украины (ожидается подтверждение);

• Дмитрий Николаевич Гриджук, председатель правления ПАО КБ «Хрещатик" (ожидается подтверждение); «

• Константин Ворушилин, директор-распорядитель ФГВ (ожидается подтверждение);

• Александр Писарук, первый заместитель главы НБУ (ожидается подтверждение);

• Александр Охрименко, президент Украинского аналитического центра, модератор.

Ниже предлагаем вашему вниманию полную текстовую расшифровку экспертной встречи.

Президент Украинского аналитического центра, экономист Александр Охрименко: Добрый день! Начнем наш круг стол, который посвящен Фонду гарантированных вкладов (ФГВ) и вообще защите вкладчиков.

Я так понимаю, что на сегодняшний момент восстановление доверия к банкам, прежде всего, зависит от того, насколько доверяют ФГВ. Для начала, проведу экскурс в историю.

ФГВ образовался в 1998 году в связи с банкротством банка «Украина». То есть, если бы банк «Украина» не обанкротился, думаю, Фонда не было бы. И первоначально, когда его создали указом Президента, сумма возмещения составила аж 500 грн. Тогда было много разговоров о том, нужен ли этот Фонд вообще. Но прошло время, и мало кто обратил внимание, что Фонд заработал. Уже в 2012 году как раз была принята новая редакция законов, которая, в общем-то, сделала этот Фонд наподобие европейского, потому что до этого у нас Фонд был, скажем так, специфический.

В результате Верховная Рада приняла новую редакцию закона, в которой Фонд обслуживает вкладчиков, имеющих в банке 150 тысяч грн. В 2012 году эта цифра была увеличена до 200 тысяч. В ходе дискуссии одни эксперты и чиновники критиковали это решение, а другие говорили о том, чтобы увеличить сумму до 400 тысяч. Однако эта сумма так и осталась прежней.

И еще несколько цифр. На сегодняшний день, согласно информации ФГВ, он обеспечивает 60% вкладчиков. То есть, другими словами, если взять всех вкладчиков, Фонд считает, что 40% вкладчиков имеют суммы, превышающие 200 тысяч. Поэтому, если посчитать общую сумму на 1 января 2014 года, когда в стране было 400 млрд. депозитов, Фонд насчитал, что обеспечивает 245 млрд. При том, что на 1 января на балансе Фонда было 7,5 млрд. Согласно заключению международной аудиторской компании, ФГВ занимал почти первое место в Украине по надежности, поскольку коэффициент надежности тогда составлял больше трех.

Однако новые власти начали политику введения в банках временных администраций, причем даже в больших банках, что является нонсенсом. Как правило, в других странах так не происходит. В результате, на сегодняшний момент временная администрация введена уже в 22 банках. Правда, Нацбанк почему-то хочет сделать их 25 – видимо, цифра ему понравилась, красивая.

При этом, мало кто обратил внимание на то, сколько денег в этих 22 банках. Если смотреть по официальной статистике Нацбанка, - это 29 млрд. вкладов населения, которые в этих банках попали под ликвидацию. Из них 1,5 млрд. - в долларах. Поэтому, когда говорят, почему у нас такие проблемы, я отвечаю: «А вы что, сами не видели, что сделали?» При этом согласно официальной статистике, ФГВ за полгода выплатил 3,2 млрд. грн. Поэтому Фонд и насчитал, что ему осталось выплатить еще 16 млрд., а остальную сумму, он как бы не считает. И соответственно возникает вопрос: «За счет каких денег будут осуществляться эти выплаты?».

На сегодняшний момент официально Нацбанк выдал кредит ФГВ почти на 5 млрд. Он обещает добавить еще порядка 10 млрд. То есть, другими словами, Нацбанк делает эмиссию гривны, и за счет эмиссии гривны, финансируется выплата Фонду.

Здесь возникает ситуация прямой зависимости: с одной стороны эмиссия, с другой стороны - выплата. И неудивительно, что после этого спрос на валюту и инфляция еще больше растут.

А теперь давайте обратимся к эффективности работы Фонда. Я хотел бы дать слово Сергею Яременко как человеку, который знает всю бюрократическую работу банковской системы. На сегодняшний день есть ли гарантия возврата населению вкладов, или Фонд носит скорее декларативный характер?

Экс-заместитель председателя НБУ Сергей Яременко: Если откровенно говорить, то во всех странах, так же как и у нас, Фонд, его нормативы, суммы и вклады, никогда не рассчитываются на кризисную ситуацию. Поэтому исходят из того, что при плохом руководстве, злоупотребление может составить 5-10% банковской системы. И то, это скорее 1-3% по причинам скатывания в какие-то однотипные операции. Это дело рук менеджмента, ведь какие-то банки должны банкротиться. Таким образом, общей суммы отчисления банковской системы плюс самостоятельно банков, вполне достаточно для погашения вкладов населению.

В данном случае, я склонен говорить о другом: насколько прогнозированной была ситуация и почему мы пришли к тому, что банкротство банков происходит фактически пачками? А те банки, которые остаются, тоже имеют проблемы, и они, кстати, также однотипные. Поэтому необходимо понимать, что происходит. Собственно, это уже кризисная ситуация, которая никаким Фондом погаситься не может. Поэтому и сам Нацбанк, в силу того, что уже других методов, кроме печатного станка, нет, делает рефинансирование. Хотя эта организация не является кредитной, и это все понимают, но, раз надо, значит, мы идем на это.

И второе. Всемирный банк дает деньги для тех же целей, потому что он видит, что в этой ситуации кризис будет разрастаться. Таким образом, правительство дает населению сигнал, что найдет необходимую сумму, в том числе и для вкладчиков, у которого сумма менее 200 тысяч. Поэтому проблема возникает у того, кто держит в банках гораздо большие суммы. Столь резкие банкротства некоторых банков приводят к тому, что у некоторых лиц зависают огромные вклады. Однако это уже их проблемы.

Меня все больше интересует вопрос: что же происходит с нашей банковской системой? И здесь необходимо отметить, что, в принципе, эти сигналы и посылались мной на всех пресс-конференциях, где я говорил о том, что у нас пять лет шел, по сути, геноцид национальной экономики. Получилось, что в 2009 году мы применили те же меры, что и сегодня. Но, поскольку мы были напичканы кредитами из-за рубежа, нам удалось выйти из этого положения с меньшими потерями. И, хотя этого никто и не заметил, в том же 2009 году Нацбанк принял политику инфляционного таргетирования, которая официально не объявлялась. По сути это был «денежный голод», высокие процентные ставки и отсутствие рефинансирования. Кроме тех пяти банков, которые эти суммы до сих пор так и не возвратили.

Получилось, что банки были брошены на произвол судьбы и обратились к населению с теми предложениями, от которых вкладчики того же «Форума» не могли отказаться, и получали свои вклады под 20-25%. Поэтому получился перекос, а Нацбанк не рефинансировал и не участвовал в гуманитарной политике по снижению процентной ставки.

Таким образом банки, получая такие депозиты, естественно давали в экономику кредиты под 30%. А в условиях кризиса ни один сектор не имеет такой рентабельности, чтобы под 30% их выплачивать. Получилось, что пять лет банки уничтожали собственные активы, то есть, своих клиентов, потому что они отдавали в финансовую систему все свои доходы. Все скатывалось к тому, что на сегодня банки, в лучшем случае, могут выплатить уже только проценты, а до долга они никогда не доберутся.

Второй процесс, который происходил в это же время (в 2010-2011 году я обращался еще к главе НБУ Владимиру Стельмаху), это то, что согласно статистике, за 5 лет в банковскую систему Украины было привлечено депозитов населения на уровне 61% ее роста, а в экономику ушло в виде кредита 32%. И это не перекос, это уже «МММ». По сути, за счет привлеченных средств погашались долги, и строилась «пирамида». Я уже говорил, что это возможно, когда население, завороженное все большими и большими ставками, несет деньги в банки, и работает оно только на восходящей стороне пирамиды. А, как только прекращаются вклады, система рушится.

Бизнес, понимая, что в банковской системе можно получить кредит под 20%, был демотивирован работать в реальном секторе, поэтому все уходили с легального бизнеса. Таким образом, активы все уменьшались, а пассивы банков – увеличивались. Это все и само бы привело к разрушению системы, но добавилась еще политическая и экономическая девальвация. Поэтому нужно, чтобы ответственность за нынешний кризис понесли также и те эксперты, которые говорили, что девальвация является благом для экономики, что она уравновесит все сектора, и погасит долги в банках. Но девальвация-то как раз и разрушает в первую очередь финансовый сектор, который у нас был очень валютизирован.

Поэтому сегодня мы говорим о том, что в феврале была принята либеральная программа, моделью которой является плавающий курс и инфляционное таргетирование. То есть, у власти абсолютно отсутствовала прогнозированность процессов, как в стабильности банковской системы, так и в процессах курсовой и валютной политики. И руководители финансовых институтов в условиях кризиса не могли не видеть, что в этих условиях происходит отток капитала. А за последние пять лет мы, как нация, позволяли себе в год проедать 15 млрд. долларов. Я уже не говорю о тех 140 млрд., которые мы взяли до 2008 года – это отдельная проблема, которая лежит как задолженность на финансовом секторе и секторе экономики. То есть случилось то, что случилось – 15 млрд. у нас ежегодно покрывалось притоком капитала: займом правительства, притоком каких-то оффшоров – только портфельных инвестиций.

Власть должна была знать, что в этих условиях произойдет немедленная утечка капитала, который боится военных действий. Поэтому те 15 млрд., которые у нас покрывались за счет этих потоков, они отсутствуют. При этом еще и происходит отток – то есть, в итоге, получается минус 30 млрд. А где их взять?

И процесс пошел лавинообразно. Потому что курс – это тот элемент, который стабилизирует все остальные. Но, если его не стабилизировать, то он разрушает все остальные показатели – и денежные, и процентные, и банковскую систему, и так далее.

То есть, был отвергнут тезис, что ценовым якорем в Украине является курс валюты. Перешли на инфляцию, а плавающий курс недооценили. И три-четыре месяца с февраля бездействия Нацбанка привели к тому, что мы сейчас имеем. Так называемые теоретики говорили, что курс должен где-то там остановиться. Но мы должны понимать, что каждая гривна, которая прибавляется к курсу, отрезает от реального сектора бизнес, который становится неконкурентным.

Экс-член Совета НБУ Василий Горбаль: По опыту работы в самой временной администрации могу сказать, что временная администрация может вполне справляться в малом банке – когда приходит один человек, ему в помощь делегируют еще несколько человек с ФГВ. В большом же банке, даже с большой командой ФГВ, этого недостаточно. Тем более, если ожидать, что в большом банке, в который зашла временная администрация, процесс взыскания будет происходить качественнее и лучше, как это и должно быть. Наоборот, если банк становится государственным, это не значит, что он выиграет все суды с заемщиками, и все процессы взыскания будут происходить  качественнее. Иногда происходит наоборот: раз банк государственный – значит ничейный. Это касательно качества работы временных администраций. Потому что за тот период, который иногда продлевается и до 6 месяцев, временный администратор не в состоянии сделать тот объем работы, который от него ожидает вкладчик.

Определенным поводом для нашего круглого стола стало еще и то, что на прошлой неделе Верховный Совет не проголосовал за две смежных инициативы по механизму наполнения ФГВ. Я считаю это политической ошибкой: как-то затягивали это решение, потом внесли его «с голоса», депутаты не были готовы. Мне кажется, что серьезные вещи вот так вот вносить в зал просто нельзя, поскольку это даст еще больший отрицательный эффект, чем от не голосования. Аргументация проблемы должна быть такой, чтобы решение принималось. И в данном случае было бы логично, если бы решение было. А так, оно просто зависло в воздухе.

Александр Охрименко: Господин Гулей, хотел бы немного расширить вопрос. Вот прямо сейчас пришла информация о том, что один из крупных банков (не будем называть) рассматривается кандидатом на рекапитализацию. С Вашей точки зрения, стоит ли возвращаться к этому опыту? Насколько, действительно, рекапитализация способна спасти немаленький банк?

Председатель правления Украинской межбанковской валютной биржи Анатолий Гулей: На сегодняшний день, если брать планы Минфина, Нацбанка и Мирового банка по докапитализации банковской системы, то после стресс-тестирования оказалось, что получается низкооптимистическая цифра – 56 млрд. До конца года планируется докапитализировать в банковскую систему около 20 млрд. и где-то 22-26 млрд. – в следующем году.

Какие в этих цифрах плюсы, минусы и опасности? Первое замечание касается судьбы акционеров. То есть, не все акционеры хотят, чтобы государство было собственником вместе с ними. И это уже внутриакционерный конфликт, который может перерасти в новые уровни конфронтации и ухудшения ситуации в банке. Поэтому здесь скорее нужна политическая воля и спасение банков в целях защиты вкладчиков. Но, мы ни в коем случае не преследуем цель спасти деньги акционеров, или помочь спасти свои деньги каким-то клиентам, которые приравниваются к олигархическим группам. Это как раз просматривается в попытках двух предыдущих банков: была попытка помочь, потом оказалось, что помочь не можем. В результате решили ввести временную администрацию, подумали, что ситуация утихнет. Но, на самом деле, не решили самую главную проблему.

Поэтому вопрос докапитализации больших банков на 50% состоит из политики. И хотел бы обратить внимание, что практика докапитализации 2008-2009 годов говорит о том, что  чиновники, которые принимают такие решения, субъективно зависимы от воли вышестоящих чиновников. Поэтому мы не всегда можем понимать мотивацию того или иного решения, и в этом есть опасности. Пример - тот же «Родовід Банк», который был докапитализирован в огромных цифрах и компромиссом оказался новый статус банка. На сегодняшний день мы видим, что этот новый существующий на рынке инструмент, никак не используется ни Национальным банком, ни Минфином. То есть, банк выполняет какие-то функции, - в декабре месяце туда было перечислено около 3 млрд. грн. помощи, и он продолжает функционировать. Хотя его цели, стратегии, задачи его вызывают сомнения. Не хотелось бы, чтоб таких банков стало больше. То есть, нерешение вопроса ухудшает доверие к банковской системе.

По моему мнению первое, что нужно сделать Национальному банку – это вернуть доверие вкладчиков. Просто-напросто, написать большую стратегию. Не стратегию до 2020 года - какой я буду великий мегарегулятор, и как я буду всех спасать, когда у меня будет много денег. Нужна стратегия, в которой будет указано, что я должен сделать завтра, послезавтра и через неделю, для того, чтобы вкладчики вернули деньги в банковскую систему. Сегодня на руках у людей 90 млрд. долларов, которые ждут момента, чтобы быть инвестированными в украинскую экономику.

Что мы имеем по факту? По информации Нацбанка, до конца текущего года с рынка уйдут еще 8 банков. Это значит, что часть денег уйдут с оборота. Не стоит забывать, что кроме физических лиц, там есть и юридические лица. Они не могут работать, не платят налоги, у них есть свои финансовые проблемы, и это тоже не поступление денег в бюджет.

С другой стороны, мы видим, что чиновники наши деньги, которые мы как налогоплательщики отправляем в бюджет, смело используют на поддержку неэффективных банков. Поэтому, я думаю, рано или поздно возникнет вопрос об ответственности.

К вопросу Фонда гарантирования вкладчиков. Я думаю, что пришло время трансформировать его в самодостаточную финансовую организацию, которая сможет за счет ликвидации имущества, остающегося у ликвидационных комиссий, восстанавливать те средства, которые сегодня поступают из бюджета. Но ни в коем случае нельзя разрешить чиновникам, чтобы они использовали эти деньги по своему усмотрению. Все деньги до копейки, которые получил ФГВ, должны вернуться за счет имущества, которое было в этих банках. Поэтому и нужны общественные движения, которые не позволят кому-то уйти от ответственности.

В чем заключается смысл трансформации ФГВ? Фонд должен быть многоуровневый, он должен быть профессиональный. Мало того, сегодня нужно создать новую правовую базу, которая позволит каждому из нас получить доверие к новой банковской системе. Спасибо.

Александр Охрименко: Я хочу обратиться сейчас к представителю юридической части - пану Ростиславу Кравцу, с тем, чтобы продолжить тему, которую поднял пан Анатолий по поводу ликвидации вкладов. С юридической точки зрения, насколько эффективно могут работать эти ликвидаторы? Ведь в законе прописано, что ликвидаторы в теории должны при ликвидации увеличивать размер Фонда?

Адвокат Ростислав Кравец: Из опыта работы и с ликвидаторами, и с временными администраторами, могу сказать, что, с одной стороны, они могут работать независимо от Фонда. С другой стороны, иногда доходит до абсурда, и те действия, которые они совершают под руководством Фонда, приводят к потерям активов банка. Как ни странно, у нас Нацбанк заявляет о том, что ФГВ гарантируется возврат 98% вкладов населения.

Александр Охрименко: Уже 99%.

Ростислав Кравец: По видимому, население Украины уменьшилось, поэтому уже 99%. Из той судебной практики, которую я вижу, это никоим образом не соответствует действительности. Кроме того, как мы все понимаем, банки держатся на вкладах не пенсионеров, которые отнесли 20 тысяч гривен, а вкладчиков, которые держат там значительные средства.

Как мы видим VAB Банк не возвращает депозиты, «Дельта-Банк» не возвращает депозиты. Также депозиты не возвращает «Финансы и Кредит». И, буквально, на прошлой неделе на улицах появилась массовая реклама этих трех банков. Зачем это делается? Лично я даже обратился в Антимонопольный комитет с вопросом: «Когда же это прекратится?». Если вы не возвращаете вклады, и при этом привлекаете депозиты под 27-28% - это чем же банку нужно заниматься? Мы понимаем, что это пирамиды «МММ».

Что касается ликвидационных процедур. На сегодня, к сожалению, законодательно не урегулирован вопрос продажи активов. Активы во многих случаях действительно продаются за бесценок. Отдаются абсолютно нормальные ликвидные активы за 10% номинальной стоимости. И контроля нет никакого…

Александр Охрименко: А оспорить можно?

Ростислав Кравец: Мы это делаем. Но, опять же, чисто из спортивного интереса,поскольку никто не видит этих активов. Вот, кто знает, что есть у банка «Форум»? Где список этих активов? Все знают, что есть якобы активы самого Вадима Новинского в виде кредитов. А кто их видел, и кто контролирует продажу Фондом этих активов? Вот эту процедуру необходимо сделать прозрачной, и, я думаю, что этим мы процентов на сорок увеличим наполняемость Фонда.

Кроме того, надо не забывать (как у нас Нацбанк забыл, что его основная задача – это поддержание стабильности денежной единицы), что у ФГВ основная задача – это восстановление платежеспособности, а не похоронная команда абсолютно живых банков.

И эта цель, уничтожить мелкие банки, тоже не совсем понятна. Ведь с мелкими банками также уничтожается значительная часть экономики.

На мой взгляд, ФГВ пошел по неверному пути. Сейчас они используют любой способ, чтобы не возвращать вклады вкладчикам. Все прекрасно знают, что перед тем, как ввести временные администрации (у нас люди уже ушлые), все бегут и разбирают вклады.

Что делает в данной ситуации Фонд? Он кричит, что это незаконно. Хотя никакого правового акта по этому вопросу нет. Последний норматив, который они решили у себя прописать – это, решение не принимать заявление вкладчика, напечатанное на принтере. Вот до такого абсурда уже доходит. И эта непрозрачная система продажи активов приводит к продаже активов просто за «три копейки». Причем происходит это еще на стадии временной администрации.

Сергей Яременко: Почему-то мы считаем, что временная администрация – это набор самых лучших специалистов. А как сейчас у нас происходит? Заходит в банк специалист в возрасте 23 лет. Его сразу же спрашивают «кто такой и откуда?». Это же огромная структура. Это нужно иметь огромный опыт. Поэтому, о каком возобновлении банка может идти речь, если он просто выполняет какие-то предусмотренные процедуры, и, наверное, еще и под чьим-то колпаком. Поэтому все продается за бесценок или банкротится.

Второй момент – по капитализации. Опять мы блуждаем вокруг мифов, поскольку капитализация – это миф, а банк – доверие. Когда я создавал «Укрэксимбанк», у меня было только в законе написано: выделить 100 млн. долларов и что-то там 10 тысяч гривен. Ни тех, ни других, я не получил. Когда работаешь с иностранными специалистами, они не понимают: а как это? А вот так!  То есть, если от тебя не бегут клиенты, ты работаешь и выполняешь свои функции. За четыре года в моем банке уже было условно 35 млн. долларов прибыли. Я работал на совершенно низких ставках, но при солидных оборотах и хорошей клиентуре.

Поэтому рекапитализация – это вливание денег, расходная часть по таким же операциям. Или же это просто подарок судьбы тем собственникам, которые вывели все в оффшоры, а теперь ждут, что им помогут. Здесь нужно поднимать проблему, потому что это огромные суммы – до 150 млрд. гривен. А вопрос решается в рамках НБУ, Мирового банка и МВФ. И, если мы говорим, что виновник сегодняшней проблемы – это регулятор, НБУ, то у него есть два пути спасения банков: или рефинансирование, или за счет бюджета – облигации, ремиссии, за счет правительства. И два этих пути имеют огромную разницу: одно в долг, второе – навсегда.

Александр Охрименко: Сейчас хочу дать слово пану Владиславу Старинцу. Время от времени в СМИ можно прочесть информацию о том, что временная администрация – это все хорошо, ведь очищает банковскую систему. Вот сейчас 25 банков обанкротят, и Система станет значительно лучше. Будет ли лучше, если в Украине станет меньше банков?

Экономист Владислав Старинец: На самом деле, думаю, причина кроется совершенно в другом. Не хочу быть плохим пророком, но если вы почитаете английскую экономическую прессу, прогнозы международных агентств, то по их прогнозам в начале текущего года Украина была одним из первых кандидатов на банкротство. Потому что в ближайшее время наш госдолг превысит 60% ВВП, и мы будем вынуждены либо погасить Российской Федерации 3 млрд. долларов, либо объявлять о своем банкротстве. Поэтому главная проблема у нас кроется в экономике, и, пока мы ее не решим фундаментально, мы не то, чтобы банки не спасем, мы уже и страну не спасем.

Далее, если говорить о причинах, которые привели к такой ситуации, в которой по разным оценкам доля плохих активов в банках составляет от 14 % до 40%, нужно разбирать все по ситуациям. Потому что во многих случаях вина лежит на менеджментах банков. Мы все прекрасно знаем, что порядка трети центров в Украине не погашают кредитов, причем давным-давно. То есть, это говорит о том, что менеджмент либо сознательно, либо по другим причинам, не учитывал их финансовое состояние. А в конечном итоге, от этого страдают все вкладчики.

Такая же ситуация и по крупным холдингам, у которых тоже огромный процент просрочки. И каждую эту ситуацию нужно рассматривать отдельно. Поэтому, пока мы не уберем «дыры» в нашем законодательстве, которые привели к такой вот печальной ситуации, ничего хорошего в ближайшее время нас не ждет. Все говорят о люстрации, но никто не говорит о люстрации судей хозяйственных судов, которые несут ответственность за огромное количество не правовых решений, в том числе, по хозяйственным вопросам.

То же самое касается законов о трансфертном образовании и об оффшорах. Никто не подымает вопрос о том, что большинство компаний нужно заставить перерегистрироваться в Украине, чтобы было ясно и четко понятно, что и откуда приходит и куда уходит. И пока эти фундаментальные вопросы не будут решены, ситуация будет только ухудшаться. То есть, пока государство не будет заниматься привлечением инвестиций в страну, добиваться списания госдолга по примеру Польши. И основная проблема, конечно же, в законодательстве. У правительства уже не остается никакого другого выхода, кроме, как выводить экономику из тени.

Александр Охрименко: Сейчас хочу дать слово представителю инициативной группы вкладчиков банка «Форум»Олегу Филинюку. Мы все говорили о проблемах. А, как Вы считаете, можно ли найти выход из этой ситуации, или все уже так безысходно?

Руководитель Инициативной группы вкладчиков банка «Форум» Олег Филинюк: Первое, что хотел бы заметить, что представители Нацбанка и ФГВ, к сожалению, не посетили нас, - у них нет времени общаться. Второе, хотел бы ответить на вопрос с Вашего прошлого круглого стола: «Когда украинцы понесут деньги в банк?». Никогда. По крайней мере в ближайшее время, точно не понесут.

Хотел бы немного сказать по «Форуму». Первая проблема возникла еще при покупке банка господином Новинским. Был проведен аудиторский отчет, и он был неправильным. И когда уже вторая аудиторская компания делала финансовый отчет, то обнаружили «дыру» в резерве в 2,5 млрд. гривен. То есть, получается изначально компания Новинского купила уже неплатежеспособный банк с «дырой». Хотел на этом примере разобрать: а где же был в это время Нацбанк? Я знаю, что до покупки предоставлялась, и при подачи отчетности в Нацбанк, подавалась неправильная информация. Естественно, с приобретением этого банка возникло два вопроса: докапитализировать банк или обанкротить его. Ни то, ни то не было сделано.

Далее в Нацбанк продолжала подаваться неправильная отчетность, потом показали миллиард убытка, и пытались уже выводить минимальными потерями. В апреле 2013 года отчет аудиторской компании показал «дыру» в 213 млн. евро. И, уже узнав об этой дыре, они продолжали ровно год собирать депозиты с населения. А в феврале у них вообще 20 лет банку было, они сделали повышенные ставки, и много вкладчиков именно в этот период принесли деньги в «Форум». То есть, если смотреть в корень, там финансовая пирамида была намного раньше.

Второе. Когда 13 марта в час ночи господин Степан Кубив (бывший глава НБУ – ред.) принимает решение о вводе временной администрации, тут явно была политическая составляющая. И уже 14-го марта в банк была введена временная администрация.

А дальше хотел бы по этапам. Первый этап – это уже, когда директором распорядительного фонда уже был назначен Василий Пасичник, а Кубив был главой Нацбанка. И вариант, который нам предлагался, - это передача ликвидных активов «Укргазбанку», а не ликвидных – «Родовідбанку». Мы видели это постановление, его подавали на рассмотрение премьеру Арсению Яценюку. Но по каким-то политическим мотивам, этот момент не произошел.

Потом был создан аналитический экспертный совет, который возглавлял Яценюк, и где-то в середине апреля, когда у них было собрание, нам говорят: «Зачем привлекать госбюджетные деньги, если есть собственник, который хочет банк докапитализировать?». Опять Кубив, Новинский и Пасичник встретились, опять подписали меморандум, по которому Новинский должен был перечислить 50 млн. долларов, что он сделал 11 мая на спецсчет в Нацбанк, и 60 млн. – в конце сентября. Фонд в лице Пасичника должен был вывести банк «Форум» в проблемные с куратором. А Нацбанк должен был выделить рефинанс. Кстати, на рефинанс они дали действительно копейки. И при этом забрали все предыдущие портфели.

Второй этап. Что-то там у них опять не срослось, и объявили третий этап – поиск инвестора на покупку кредитных портфелей. Был круглый стол в Нацбанке, где были все, и объявили конкурс, в котором победителем стал «Альфа-банк» с ценой 4,7 млдр. грн. Степан Иванович Кубив пообещал, что сумма будет увеличена. Мы стали активно работать, но потом опять сыграла политическая составляющая. Получилось так, что снимают Кубива, «Альфа» отказывается от покупки без каких-либо санкций. А там у нас, к сожалению, по старому закону, можно было продлевать временную администрацию только до трех месяцев.

Только наступали три месяца – уже ничего нельзя было сделать. Поэтому объявили четвертый этап – ликвидацию с распродажей в розницу активов банка. Начались общественные протесты, мы штурмовали Нацбанк. Вроде бы пошли изменения в лучшую сторону, на нас начали обращать внимание. Были суды, наложили арест на имущество господина Новинского. И вот в сентябре они все были успешно проиграны, потому что юристы Фонда просто не являлись в суд.

Александр Охрименко: Какой все-таки выход из ситуации Вы видите?

Олег Филинюк: Выход такой. Была создана рабочая группа при Нацбанке, которая еще действует. Я так понимаю, раз Фонд не умеет руководить, мы предложили свой план и обсудили его. Он предусматривает бесплатную передачу активов и пассивов государственному банку всего за 1 гривну. Но, к сожалению, Кабмин и Минфин говорили, что их это не интересует. Как позже выяснилось, ни один из госбанков не прошел стресс-тесты.

Возвращаюсь к переходному банку. Я так и не услышал от экспертов, почему им не  пользуются? Мы встречались уже с новым директором Фонда Константином Ворушилиным – толковый человек, я работал с ним, банкир, с большим стажем. Мы к нему обратились, изложили те же свои идеи. И одна из них – поменять очередь. То есть, сейчас третья очередь – это Фонд, а четвертая очередь – это мы. Мы же выступили за то,  чтобы объединить нас в третью очередь, пропорционально. Допустим, продали активов на 4 млрд. – 2 млрд. идет в Фонд, и два млрд. – нам.

Кроме того, есть в нашем законодательстве еще «белые пятна». При временной администрации так называемое схлопывание дебиторов и кредиторов запрещено. А, при ликвидации – ни слова. Мы это белое пятно заполнили, что, конечно, у Фонда вызвало   большой шок. То есть, мы дошли уже до того, что сами законы пишем. Вот так вот и боремся.

Ростислав Кравец: Тут вопрос в том, какие шаги нужно предпринять, чтобы спасти банк. На мой взгляд, в первую очередь, это все-таки реальное действие законодательства. У нас тем же законом «О банках и банковской деятельности», предусмотрена ответственность собственников банков и ответственность акционеров банка и топ-менеджмента за доведение банков до банкротства. Эта система не работает, поэтому собственники банков чувствуют такую безнаказанность.

У нас ярчайший пример, когда ваш же ликвидатор ликвидировал банк «Таврика», где было громадное количество нарушений. И акции того же завода продали за 10% от номинальной стоимости, хотя их готовы были купить значительно дороже. Почему так продали – до сих пор молчат. И Прокуратура молчит.

Что же касается ситуации с банком «Форум», то к ответственности нужно привлекать и руководство Нацбанка, и руководство того же Фонда. Потому что банк действительно изначально был проблемный. А Нацбанк промолчал и два года позволял привлекать вклады. И я не удивлюсь, если завтра появятся иски о возмещении Нацбанком не только вкладов физических лиц, но и юридических, что было бы правильно.

В законодательстве есть несколько способов прекращения обязательств. Одно из них - объединение должника и кредитора в одном лице. Некоторые люди, используя наши же хозяйственные суда, беспристрастно, очень легко проходят без каких-либо изменений. Если бы еще в 2008 году схватились бы за эти валютные кредиты и банковские лицензии, не было бы того, что есть сейчас. Судебная система не работает, Нацбанк не хочет нести ответственность.

Александр Охрименко: Журналисты, пожалуйста, вопросы.

Вкладчик «Форума»: Сейчас люди с «Форума» сидят и ждут конкретного ответа, что им дальше делать? Предлагаю запустить пилотный проект на основе «Форума», где бы Нацбанк и ФГВ выступили инициаторами. Мы столкнулись с проблемами физлиц, и без привлечения налоговой, комиссии по урегулированию финансовых вопросов, мы ничего не решим. Поэтому у нас вопрос: сможете ли вы, поднять эту проблему в Нацбанке, чтобы они инициировали приказ по созданию пилотного проекта, пилотной группы и плана графика выполнения этого пилотного проекта?

Василий Горбаль: Мы с Анатолием Ивановичем в рамках работы в Украинском кредитном банковском союзе уже подняли тему квалификации и назначения временных администраторов. Над этим работаем, и, надеюсь, выйдем на какой-то результат. Ведь эти вопросы не так просто решаются: вышел эксперт Гулей и эксперт Горбаль о чем-то договариваться. Многие  решения как раз были подвержены сомнениям, потому что были абсолютно непрозрачными. А работать с Вами – с удовольствием.

Анатолий Гулей: Если у вас есть академический потенциал и есть наработки, мы с удовольствием будем работать с Вами. Если мы можем быть продуктивными, и делать что-то, что вернет доверие вкладчиков, конечно, мы вас поддерживаем.

Журналист: Вопрос к представителям банковской системы. Сейчас НБУ проводит валютные аукционы. Сначала один раз в неделю, на прошлой неделе их было два, а валюты в банках все равно нету. Почему сложилась такая ситуация: НБУ продает 200 млн. еженедельно, а украинцы в банках не могут найти валюты? И второй вопрос отчасти касается и «Форума» и банка VAB. С «Форумом» все видят, что случилось, а VAB государство продолжает оказывать финансовую поддержку.По каким критериям выбираются банки, которым нужна господдержка и банки, которыми готовы пожертвовать? Спасибо.

Сергей Яременко: Критериев ясных нет. Поэтому идет подковерная борьба и выработка бюрократическим аппаратом тех критериев, которые отвечали бы и нынешней ситуации, и чтоб не остаться не у дела. Естественно, у нас сейчас работает главный американский лозунг «Слишком большой, чтобы падать». То есть – нужно спасать большие банки. Поэтому, кто успел попасть в большие банки, их и будут спасать. А два основных принципа «спасения» – это рефинансирование и декапитализация. И в рамках этих принципов уже, кто победит, ведь НБУ у нас ни за что не отвечает – ни за курс, ни за стабильность. Поэтому он будет отказываться и от рефинансирования. А та сумма, которая дается, абсолютно не готова удовлетворить потребности. Копия никогда не бывает лучше оригинала.

Источник: inpress.ua

Другие публикации Яременко Сергея Александровича
Експерт: Сокращение расчетов наличными — тенденция, присутствующая во многих странах

Национальный банк Украины с 4 января 2017 года снизил предельную сумму расчетов наличными с участием физических лиц с 150 тыс. грн до 50 тыс. грн. Постановлением...

11.01.2017 | 10:58
читать далее >>>
Самостоятельно банковская система не выйдет из кризиса, - экс-замглавы Нацбанка

О том, что происходит в банковской системе страны в настоящее время, ГолосUA рассказал бывший заместитель главы Национального банка Украины Сергей Яременко.  

03.06.2015 | 16:41
читать далее >>>
Скоро в Украине будет самая дешевая распродажа в Европе, - экс-замглава Нацбанка

Сводный бюджет за январь-февраль выполнен с дефицитом в сумме 272 млн. грн. За два первые два месяца текущего  года погашение основной суммы госдолга составило...

07.04.2015 | 10:53
читать далее >>>
Яременко: В обменниках новый курс задержится буквально на несколько дней

Рынок наличной валюты, то есть, черный рынок замер в ожидании, чтобы протестировать, действительно ли тот курс, который установлен сегодня, можно удержать....

27.02.2015 | 12:43
читать далее >>>
Яременко: НБУ признал, что не может удержать курс гривны

Национальный банк Украины с 5 февраля собирается отказаться от использования индикативного курса на валютном рынке и обеспечить единый курс на уровне...

03.02.2015 | 18:51
читать далее >>>
Яременко: Катастрофа украинской экономики - довольно близко

Снижение покупательной способности гривны крайне доходчиво объясняет украинцам, как именно обстоят дела в отечественной экономике. Правительство уже...

27.12.2014 | 12:52
читать далее >>>